Космос

Культ космоса. Как космические путешествия стали неофициальной религией в СССР

admin
Всего просмотров: 323

Среднее время на прочтение: 3 минуты, 43 секунды

В Советском Союзе культ науки и космических исследований был настолько близок к религиозному, насколько это вообще возможно в атеистическом государстве. К сожалению, с крахом коммунизма исчез и этот единственный позитивный тренд.

12 апреля является Всемирным днем авиации и космонавтики, и в 2015 году эта дата совпала с православной Пасхой. Религиозные празднования на улицах и экранах телевизоров затмили торжества, посвященные первому полету человека в космос. Интернет-сообщество быстро отреагировало на это, создав мем «День Пасхонавтики», на котором изображено лицо Гагарина в виде кулича и окруженное разукрашенными яйцами с изображениями Международной космической станции, космического корабля «Восток-1» и других летательных аппаратов. Многие люди неодобрительно отнеслись к тому, что день великого научного прорыва был заменен религиозным праздником.

 

 


Большую часть XX века все было наоборот: жажда космических исследований заменяла религию. Это был культ науки, распространяемый через пропаганду, а не проповеди. Юрий Гагарин, человек из народа и мученик, который умер молодым при загадочных обстоятельствах, представлял собой верховное богоподобное существо этого культа. Памятник Гагарину в Москве, созданный скульптором Павлом Бондаренко из титана и представленный к московской Олимпиаде 1980 года, являет собой 42-метровую колонну с фигурой Гагарина на вершине, изображенного в виде ракеты, стремящейся в небо и очень напоминающей статую Христа Искупителя в Рио-де-Жанейро. Другими почитаемыми идолами этого культа были Валентина Терешкова, первая женщина-космонавт, Алексей Леонов, первый космонавт, вышедший в открытый космос, и инженер Сергей Королев. Также часто упоминались партийные лидеры и теоретики коммунизма, как люди, без которых научный прогресс был бы невозможен. Впрочем, они часто игнорировались народом, привыкшим видеть партийных лидеров там, где они лишние.

Космическая программа преподносилась как результат тяжелой работы пролетариата. Фильм Павла Клушанцева «Луна», выпущенный в 1965 году, изображает советский народ, живущий в мире и колонизировавший Луну благодаря технологическому прогрессу, возможному только при коммунизме.

«Мы добрались до звезд, и, как говорится, „там не было никакого старого бородатого Бога“. Только наука. Только Советская власть»

Космическая тематика была тесно вплетена в повседневную жизнь, в бесконечные фестивали и торжественные праздования, посвященные космическим исследованиям. Детские площадки были спроектированы в виде ракет, стены школ и детских садов были украшены рисунками космических кораблей и звезд. Дома строились так, чтобы быть похожими на космические корабли, лунные станции и летающие тарелки. В настоящее время ученые относят 60-80-е года XX века к «космическому» периоду в советской архитектуре. Тысячи художников рисовали открытки и плакаты, которые регулярно выпускались в честь юбилеев и новых открытий. Эти изображения часто подписывались помпезными фразами, такими как «Коммунисты прокладывают путь к звездам», «Страна рабочих и крестьян бороздит звездный океан», «Наука и коммунизм неразрывны».

 


Также, в целях пропаганды, тема космических исследований была глубоко внедрена в поп-культуру. Множество романов и новелл Кира Булычева, Чингиза Айтматова, братьев Стругацких. Многие книги были экранизированы, в их числе и классические фильмы Тарковского «Сталкер» и «Солярис». Мини-сериал 1985 года «Гостья из будущего» и фильм 1981 года «Через тернии к звездам», оба основанные на романах Булычева, пользовались большим успехом в Советском Союзе, и их до сих пор часто показывают на экранах.

Даже произведения иностранных авторов, которые при советском режиме обычно не публиковались, становились частью пропаганды. В 1989 году был снят 10-минутный мультфильм по научно-фантастической новелле Рэя Брэдбери «Здесь могут водиться тигры». А в 1987 году по роману Айзека Азимова «Конец вечности» сняли двухсерийную сюрреалистическую киберпанк сагу.

Дети были основной мишенью пропаганды, содержавшейся в фильмах на космическую тематику и мультфильмах для аудитории помладше. Анимационный фильм 1981 года «Тайна Третьей планеты», повествующий о космическом путешествии, организованном с целью приобретения редких животных для Московского зоопарка, был хитом проката. Другие мультфильмы, например, «Мурзилка на спутнике», «В тридесятом веке», «Новеллы о космосе», основывались на простых приключенческих сюжетах, перенесенных в космос, а иногда и сопровождаемых небольшой дозой идеологии.

Поп-песни также следовали этому примеру. Самой известной из них, пожалуй, является «Трава у дома» группы с подходящим названием «Земляне». Несмотря на то, что текст песни повествует о космонавтах, мечтающих вернуться на Землю, эта песня стала гимном всех мероприятий на космическую тематику и символом советской жажды межгалактических путешествий. Множество других песен было написано для фильмов и театральных постановок, некоторые из которых также поднимали культ космоса до уровня религии. В песне Владимира Трошина «Мой друг, я верю» вера не имеет ничего общего с Богом, но только с советским народом, покоряющим космос.

Множество музыкальных произведений было написано Евгением Долматовским, одним из самых известных поэтов, сочинявших тексты на космическую тему. Наиболее известными его песнями являются «И на Марсе будут яблони цвести» и «Я Земля». Его песня «Родина слышит, родина знает» была одной из любимых песен Юрия Гагарина. По легенде, космонавт пел ее во время облета Земли в корабле «Восток-1».

Советская космическая идеология была одновременно утопической и циничной, авторитарный режим искал новую среду, чтобы и ее заполнить идеологией. Вместе с концом империи погас и энтузиазм. В настоящее время, несмотря на политическую ностальгию по СССР, культ науки остался в прошлом. Последние проблемы России с космической техникой доказывают это. В мае этого года два российских космических корабля, беспилотный грузовой корабль и «Протон-М» с мексиканским спутником, в течение недели потерпели крушение из-за неисправностей. Больше ничем российская космическая программа похвастаться не может.

По правде говоря, в те годы многие люди оставляли идеологический аспект космической пропаганды без внимания. Карл Маркс, который сравнивал религию с опиумом, скорее всего, не одобрил бы представление любви к космосу в качестве новой иллюзорной веры. Опять же, важно учесть, в какие времена писал Маркс. В то время опиум был, скорее, анестетиком, а не способом убежать от реальности. Полная цитата объясняет это: «Религия — это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира, подобно тому как она — дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа». И действительно, тяга советского народа к космосу на самом деле была вздохом угнетенного народа, стремящегося сбежать в лучший мир, пусть и оставив ради этого старый позади».

Автор: Саша Распопина.
Оригинал: Calvert Journal.

Перевел: Аман Акмергенов.
Редактировали: Варвара Болховитинова и Артём Слободчиков.