ИГИЛ

Я был пленником Исламского государства

admin
Всего просмотров: 69

Среднее время на прочтение: 14 минут, 37 секунд

Он отправился на поиски двух 16-летних сестёр-близнецов, которые уехали в Сирию, чтобы выйти замуж за джихадистов, но сам попал в лапы Исламского государства. Ахмад Валид Рашиди провёл в плену более месяца, где его пытали и заставляли проявлять жестокость к другим заключённым.
Теперь он поведает свою историю.


Это было холодное складское помещение. Одно из тех мест, где тела подвешивают за крючья к потолку. Но подвешенным был ещё живой человек, со связанными руками и серой повязкой поверх глаз, который мог только представить ужасы, ожидающие его в дальнейшем.

Ахмад в ужасе смотрит на подвешенного заключённого. Нужно сохранять спокойствие, потому что паника сейчас никому не поможет.

Рашиди держали около месяца, но в более мягких условиях. И всё же он ещё не был до конца свободен.
Сзади Ахмада на посту стоял тюремный охранник, в руках у которого была пластиковая труба. Донёсся свист взмаха по направлению к беззащитному пленнику на крючьях. Ахмад глубоко вздохнул.

Здесь, в сирийской тюрьме под охранной радикальных боевиков Исламского государства было невозможно не слышать крики, эхом отскакивающие от стен.


Два месяца назад Ахмад, датчанин афганского происхождения, был бесконечно далеко от тюрьмы под контролем ИГИЛ. Шел конец июля, и 22-летний студент-медик гулял по парку Тиволи в Копенгагене, когда раздался звонок.
«Если ты действительно хочешь помочь, то сейчас самое время», — раздалось в трубке.

В семье, с которой была знакома его подруга, пропали две 16-летние сестры-близнецы. Будучи родом из Сомали, они жили с родителями в Англии в течение последних 10 лет. Примерные ученицы в одной из школ Манчестера, которым нравятся мода, селфи и шоппинг.

Одним июньским утром в полиции раздался звонок: родители зашли к сёстрам в комнату, чтобы разбудить их на учёбу, и обнаружили, что дочери исчезли. В школе близнецы так и не появились.

Скорее всего, под покровом ночи сёстры покинули дом в Чолтон-Кам-Харди, одном из пригородов Манчестера, и отправились в Турцию, возможно, к сирийской военной зоне.

Некоторые их друзья позже сообщат, что сёстры решили отправиться в Сирию после того, как прочитали информации об ИГИЛ в сети и в пропагандистских брошюрах радикальных исламистов в Манчестере.

Сёстры родились в Дании и сохранили датское гражданство, поэтому, когда полиция в Англии подняла тревогу, датское Агентство безопасности и разведки (PET) заблокировало паспорта девочек, чтобы они не могли добраться до Сирии.

Ахмад же считал, что власти не смогут быстро найти пропавших. И когда родители близнецов сказали, что готовы оплатить любые расходы, если он отправится на поиски сестёр, Ахмад, недолго раздумывая, согласился.


Автор: MADS NISSEN

Через два дня после телефонного звонка Ахмад, который ребёнком потерял ногу в Афганистане, собирал вещи: немного белья и одежды, паспорт гражданина Дании, лекарства и крем для лица. Он рассчитывал уехать максимум на неделю, поэтому собрал небольшую сумку и оставил ключи от своей квартиры в Копенгагене подруге.
В тот пятничный вечер 24 июня 2014 Ахмад сел на самолёт в Турцию, откуда планировал добраться до Сирии.
Это путешествие изменило его жизнь.

В течение 36 дней он будет в плену у бойцов ИГИЛ. И он никогда не забудет избиения, крики, запахи и страх заключённого, которые он сам испытал.
«Моя жизнь никогда не была полностью нормальной, но это самое безумное, что со мной происходило», — утверждает Ахмад. Он подходил для этой поездки исключительно из-за того, что его подруга знала семью близнецов.

Эта история, с одной стороны, — рассказ о герое, рискнувшем своей жизнью, чтобы спасти других; но с другой — история наивного искателя приключений, который отважился отправиться в пещеру к дракону.

Но это ещё и рассказ очевидца о месте, в котором редко бывают посторонние. Поэтому его истинность сложно проверить. Но Politiken (газета в Дании, изначально опубликовавшая рассказ Ахмада — прим. перевод.) связалась с различными датскими властями, источником в ИГИЛ, советником по безопасности, ознакомленным с пленением Ахмада, членами семьи пропавших сестёр и друзьями самого Рашиди. Все опрошенные подтверждают, что Ахмад был захвачен в Сирии, а их рассказы помогли по кусочкам восстановить картину происходящего в тот момент, когда Ахмад Валид Рашиди был в плену боевиков Исламского государства.


Липким, влажным вечером 28 июня Ахмад вышел на парковку в аэропорту Хатай на юге Турции. Местные стали называть аэропорт «международным аэропортом ИГИЛ» из-за полчищ западных джихадистов, которые через этот аэропорт отправляются сражаться на гражданской войне в Сирии.

Рашиди следовал по этому же маршруту, чтобы вырвать сестёр из лап джихадистов.

«Я не знал, были ли они в Турции или в Сирии. Но я знал, что с каждой минутой становилось всё труднее и труднее их спасти», — вспоминает Ахмад.

Он взял такси до Рейханлы, города, расположенного недалеко от сирийской границы. Остановившись в скромном мотеле, Ахмад потратил несколько следующих дней в попытках установить контакты с кем-нибудь, кто мог бы помочь найти близнецов.

Рашиди — мусульманин, выходец с ближнего Востока. Это помогает ему добраться до сирийского приграничного города и поговорить с некоторыми нерадикальными повстанцами. Но он не может найти никого, кто слышал бы о близнецах.


Автор: MADS NISSEN

28 июня Ахмад написал в Facebook подруге в Дании о своих опасениях по поводу того, что найти сестёр будет крайне непросто, если они уже вступили в ряды одной из повстанческих группировок.

Я побывал по обе стороны сирийской границы и выяснил, что сёстры ещё не добрались до Сирии, что они, возможно, ещё в Турции. В Сирии есть три крупные повстанческие группировки, и я смог найти информацию о двух из них. О третьей же, ИГИЛ, я ничего не смог выяснить, а именно она занимается вербовкой девушек. И если бы они попали к ним в лапы, то я уже почти ничего не смог бы с этим поделать.

Его поиски продолжались несколько дней. Ахмад бесконечно много раз встречался со своими осведомителями и разговаривал с каждым, кто мог или не мог помочь. Были те, кто утверждал, что найдут девочек только при получении крупной суммы от родителей сестёр, были те, кто за такие же большие деньги вызывались защищать самого Ахмада, если он столкнется с проблемами.

Как утверждает Ахмад, он также встретился с представителями ИГИЛ. Встреча прошла 30 июня возле кафе в приграничном турецком городе Шанлыурфа. Мускулистый молодой человек сказал, что мог бы помочь с безопасностью Ахмада в Сирии.

В конце июня одна из сестёр загрузила фотографию в Instagram и написала, что они уже в самопровозглашённом халифате.

Благодарю Бога… Мне 16, и я среди прочих женщин-воинов Давлаталь-Ислама. Я клянусь, что мы добрались из Англии в Шам (древнее арабское название Сирии — прим. авт.) за один день. Бог велик. Я бы хотела, чтобы вы все были здесь и увидели то, что вижу я. Этот город невероятно прекрасен. Чёрное знамя повсюду. Женщины полностью закрывают свои тела одеждой — надо мной постоянно вьются миллионы мух. Даст Бог, у меня скоро будет хороший интернет, и я смогу поделиться с вами множеством фото с iPad. Даст Бог.

Позже запись была удалена.
Но это позволило предположить, что близнецы уже на той части Сирии, которую контролирует ИГИЛ.


Фото: Курдские войска пешмерга пересекают границу Сирии с Турцией, чтобы поддержать защитников ключевого приграничного города Кобани, где они вступят в борьбу с джихадистами, Суруч, Турция. Автор: FREDERIC LAFARGUE/POLARIS

Спустя несколько дней Ахмад встретился с человеком из турецкого города Антакья, у которого, по всей видимости, были надёжные связи в ИГИЛ. За 5000$ он согласился помочь отыскать девушек.

«Он сообщил мне, что сёстры в Сирии, в шариатской школе сирийского города эль-Баб на северо-востоке от Алеппо, — вспоминает Ахмад, — и что они будут учиться ещё 3-4 недели, прежде чем смогут выйти замуж».

Ахмад также встретился с Дмитрием Бонтинком, бельгийским отцом, который смог увезти своего сына из Сирии, после того как тот стал джихадистом. Своим поступком Дмитрий приобрёл определённую известность в Бельгии и после стал помогать другим семьям, столкнувшимся с той же проблемой. В Газиантепе, городе на юго-востоке Турции, Бонтинк сказал Ахмаду, что сделает запросы через свою сеть контактов.

«Я сделал всё, что смог. Он отправился на очень тяжёлое задание», — позже сообщил Дмитрий Politiken. Бонтник отказался давать дальнейшие детали, потому что «дело всё ещё требует особого внимания».

Как вспоминает Ахмад, почти всё, что он узнавал, было противоречиво. И всё же кое-что ему выяснить удалось.
6 июля один из представителей ИГИЛ сообщил, что через несколько дней близнецы выйдут замуж за двух англо-афганских джихадистов. Контакты Бонтинка подтвердили эту информацию.

Предстоящая свадьба начала давить на Ахмада: «Если они выйдут замуж, то ничего уже нельзя будет сделать». Замужние женщины на территориях ИГИЛ «принадлежат» своим мужьям и не могут выехать куда-либо без их разрешения.

Ахмад также понимал, что привлечёт к себе внимание, если он, неженатый мужчина, будет пытаться выйти на связь с двумя замужними женщинами, учитывая строгие правила разделения мужчин и женщин на территории ИГИЛ.
«Поэтому мы договорились, что их мать приедет в Турцию помочь мне», — рассказывает Ахмад. Он придумал легенду, что он якобы является зятем матери близнецов, и, таким образом, сможет сопровождать её на пути в Сирию, привлекая меньше внимания.


Около 20 июля мать близнецов приземлилась в Газиантепе.

«Она сказала, что не сможет простить себе, если не попытается вернуть дочерей домой. Она была очень решительно настроена», — вспоминает Рашиди.

Журналисты Politiken связались с матерью сестёр, но она отказалась от комментариев. Другие члены семьи впоследствии подтвердили, что она действительно летала в Газантиеп и позже передвигалась с Ахмадом по Сирии.
На следующий день Ахмад пишет через Viber подруге в Дании, что он «невероятно обеспокоен», и что его могут ввязать в «священную войну».

Он написал: «Боюсь, что убьют или принудят к джихаду».

Но он чувствовал, что должен поехать и спасти сестёр. Поэтому 2-го августа в 5 утра Ахмад с матерью сестёр собрали вещи и приготовились к отъезду. Без сопровождения.

В 5:04 утра Ахмад пишет через Viber подруге в Копенгагене.

Я не спал всю ночь из-за волнения. Сейчас мы на пути в Сирию.

Он спрятал паспорт и деньги в протез, а всё свои вещи сложил в два полиэтиленовых пакета. Затем он отправил фото пакетов в последнем сообщении подруге домой:

Выезжаем сейчас, и я напишу, как смогу — береги себя

Было и ещё одно сообщение: если Ахмад не выйдет на связь в течение восьми дней, ей стоит заявить об этом властям.


Автор: MADS NISSEN

Решение взяться за опасное задание по спасению двух незнакомых тебе подростков без всякой подготовки многим покажется немыслимым. Но жизнь Ахмада Рашиди всегда была полна таких решений.

Он родился в Кабуле, столице Афганистана, и прожил там до пяти лет. Тогда страна страдала от гражданской войны, и Ахмад во время одной из перестрелок был ранен шальной пулей. Он выжил, но потерял ногу.

После семи месяцев в больнице, усилиями европейской гуманитарной организации Ахмада перевели в Германию, где он получал медицинскую помощь, изучал немецкий и был помещён в приёмную семью. Когда пришло время вернуться в Афганистан, стало известно, что его брат и отец убиты, а ситуация в стране ухудшилась настолько, что семья Ахмада решила бежать, и в ноябре 2000 они перебрались в Иран. В конце концов, они оказались в центре для беженцев в Дании, где Ахмад получил свой первый настоящий протез.

Ему также дали вид на жительство и записали в школу. Но учёба давалась тяжело — над Ахмадом смеялись ровесники, а воспоминания об Афганистане всё ещё преследовали его.

Разочарование превратилось в злость, а злость переросла в преступность. У него появились проблемы с насилием и агрессией, пока, наконец, он встал на иной путь. Победив гнев, Ахмад основал благотворительную организацию WalkingFuture, которая поставляет протезы людям, раненым во время войны в Афганистане.

Он также занялся написанием статьей и поступил в Копенгагенский университет, где изучал медицину.
Он был уже на полпути к получению своей учёной степени, когда его попросили найти сестёр.

Солнце невыносимо пекло 2-го августа, в день, когда Ахмад вместе с матерью девочек пересекали границу Сирии по одному из маршрутов контрабандистов.


Фото: Медперсонал ищет выживших после авиаудара, 1-е февраля, сирийский город Алеппо
Автор: MOHAMMEDAL-KHATIEB/AFP/GETTYIMAGES

Они направлялись в Манбидж, город между Раккой и эль-Бабом. Местные рассказали Politiken, что через Манбидж проезжает много европейцев, путешествующих по Сирии, и Ахмад решил, что здесь, скорее всего, знали что-нибудь о близнецах.

После прибытия он тут же возобновляет поиски. Ахмад также пытался найти представителя Исламского государства. Он представлялся Ахмадом аль-Афгани (Ахмад афганец) и рассказывал свою легенду о том, что он, вместе со своей тёщей, хочет найти её дочерей-близнецов.

«Вопрос был в том, чтобы мать увидела дочерей. Это была цель, — вспоминает Ахмад — И тогда мы просто смотрели бы, что будет дальше. Мы могли спасти их, только если они сами хотели этого».

Это отличается от заявлений семьи близнецов, которые утверждают, что задача Ахмада была отправиться в Сирию и вернуть сестёр домой.

В ночь на 3-е августа Ахмад с матерью остановились на ночь у местного члена ИГИЛ, который знал одного из людей, с которым Рашиди связывался в Турции.

Ахмад пишет другу о своих хороших отношениях с местными:

Вполне доволен ситуацией. ИГ меня не трогают, потому что я мирный житель, а мирные жители не трогают меня, потому что я из ИГ. Полностью беспроигрышная ситуация.

И ещё в тот же день:

Меня пригласили к ним (Исламское государство — прим. авт.) на обед — так что я отправляюсь к ним на базу. Жду с нетерпением

Но его хорошие отношения долго не протянули. Утром 4 августа связь с Ахмадом прервалась.

Он и мать близнецов столкнулись с серьёзными проблемами.

Как утверждает Ахмад, во время поисков они нашли дом, где SH, одна из близняшек, недавно проживала вместе со своим англо-афганцем, за которого к тому времени уже вышла замуж.

«Я разозлился и сказал людям перед домом, что сообщу в полицию ИГ, чтобы нам дали разрешение увидеть сестёр, — утверждает Ахмад — Сначала они привели нас в полицейское отделение, чтобы во всём разобраться».
Если он считал, что всё закончится просто, то он ошибался.


Фото: Боевик Свободной сирийской армии на крыше при заходе Солнца, Манбидж, город на северо-востоке провинции Алеппо, Сирия. Автор: NARCISOCONTRERAS/POLARIS

«Полицейское отделение находилось в старом разбомбленном кинотеатре. Когда мы зашли, я встретил несколько англичан и немцев, вступивших в ряды ИГ. Затем начались слушания. Мать обвинили в том, что она оказалась на западном телевидении, и в атаке на ИГ. Меня обвинили в том, что я журналист и неверующий», — вспоминает Ахмад.
Вскоре они обнаружили, что обвинения были выдвинуты одним из мужей сестёр. В Politiken получили тому подтверждение из нескольких источников.

События последующих нескольких часов неясны. Ахмад и мать сами добрались до полиции ИГ, но эта версия опровергается: их увезли в разные тюрьмы.


Автор: MADS NISSEN

«Оттуда не было выхода. Наступила тьма, в тюрьме были лишь одни моджахеды со спрятанными лицами. Я понял, что теперь я их заключённый. Но я не боялся этого, потому что был уверен, что ничего плохого не сделал, и это был лишь вопрос времени, прежде чем они поймут, что обвинения были ложью», — рассказывает Ахмад.

Но одна вещь всё же его волновала. В Турции он связывался с журналистом с западной телевизионной станции и сохранил его номер. Если ИГИЛ найдут этот номер, Ахмада ждут большие неприятности.

Охранники в тюрьме забрали все его личные вещи, в том числе и пакет с кремом и наушниками, паспорт, кошелёк и его карточки Ikea и CoopDenmark.

Он спрятал свою карту электронной подписи, карту студента и одну из кредиток матери сестёр в своей искусственной ноге. ИГИЛ так и не добрались до них.

Но они взяли его мобильник.
«Тогда я подумал: „Бляяяяяядь“».

Но в тюремной камере, куда его привели, он обнаружил еще один повод для волнения.
«Внутри было сидело так много людей, что они даже не могли вытянуть ноги. Приходилось сидеть в позе эмбриона на бетонном полу. Как сказали в ИГ, одну из тюрем недавно бомбили, поэтому им пришлось перевести некоторых заключённых. Воняло ужасно, будто туалет был в самой камере», — вспоминает Рашиди.

ИГИЛ запрещает заключённым разговаривать, рассказывает Ахмад, но тихо в камере не было. А скоро стали доноситься крики.

Охранники по-разному относились к своей работе. Были спокойные, даже приятные, улыбается Рашиди. А были и «придурки», которые проявляли агрессию и без причин нападали на заключённых.

На второй день Ахмад впервые услышал крики, которые станут постоянным элементом его заключения.
«Один из заключённых говорил вслух, и в какой-то момент пришли охранники, схватили его за шею и вытащили из камеры. Мы слышали, как они его били, и вернулся он только через пару часов», — вспоминает Ахмад.


Заключенные были смесью мелких преступников и джихадистов. Они были не заложниками, а простыми людьми, находящимися на территории ИГИЛ без документов или теми, кто нарушил их законы. Арабы, турки, европейцы, все были в одной камере, но женщины были отделены от мужчин, в соответствии с законами шариата.

В камерах было так мало света, что было тяжело вести счёт дней, рассказывает Ахмад. Время проходило за разговорами шёпотом и надеждой, что охранники не вытащат его на очередной раунд избиений.


Фото: Одна из тюрем под контролем ИГИЛ внутри шариатского суда, Аазаз, Сирия. ИГИЛ недавно покинула Аазаз и авиабазу Минг, что позволило местным вернуться к нормальной жизни. Автор: YASMIN AL TELLAWY/DEMOTIX/CORBIS

Вечером, несколько дней спустя, Ахмада вывели из камеры в небольшой дворик и поставили на каменный пол.
«Меня ударили, я упал. Тогда они начали бить меня ногами. Я не сопротивлялся, зная, что тогда будет только хуже. Я закрыл лицо и стал надеяться, что всё это скоро закончится. Это была проверка, не начну ли я плакать или ещё что. По другим заключённым было видно, что сильнее всего избивали тех, кто больше всех боялся», — вспоминает Ахмад.
Как утверждает Рашиди, его били несколько часов, после чего снова отвели в камеру. Ахмад всегда был сильно избит. Охранники, видимо, сильнее всего избивали тех, кто меньше всего верил в Аллаха. Из-за обвинения они были уверены, что Рашиди — неверующий, они подозревали, что он журналист или шпион с Запада.

Пленник же был обеспокоен: он не знал, где находится мать близнецов, как с ней обходятся и какие она дала показания.

Он не сомневался в том, что могло сделать Исламское государство.
«Мне сказали, что если обвинения подтвердятся, то нас обоих обезглавят».


После трёх дней заточения, Рашиди перевели в другую тюрьму в горах возле эль-Баба. Ему не объяснили цель перевода, и, несмотря на его попытки, не сообщили, что случилось с матерью девочек.

Условия в новой тюрьме были несколько лучше: площадь новой камеры была 8 шагов на 15. Помимо этого, он пытался убедить своих похитителей в своей невиновности и приверженности вере: регулярные молитвы, чтение Корана и «согласие оскорблять Данию и Запад, потому что это нравилось ИГ».

Но в новой обстановке жестокости стало ещё больше, особенно после пятничной молитвы.
«После молитв они приходили и выводили некоторых заключённых. Я не всегда знал, за что они были здесь, но отчётливо слышал звуки выстрелов или обезглавливания. Это было ужасно».

Ахмад запомнил, как один из старших в камере мужчин грустно попрощался с остальными заключёнными, обняв их напоследок, прежде чем выйти и никогда не вернуться.

«Если, когда они кричали „Такбир“ (в исламе возвеличивание Аллаха словами «Аллаху Акбар») , не раздавались звуки выстрелов или машины, увозящей человека, значит, заключённого обезглавили».

Ещё были «крики из подвала» — крики людей под пытками и крики надзирателей «Бог велик».

Он очень мало ел. «Когда ситуация настолько выходит из-под контроля, нужно взять под контроль то, что можешь. Мне нужно было взять контроль над тем, что я ем. Я сделал из этого позицию — заявил, что я силён и независим», — рассказывает Ахмад.

Ахмад также упомянул, что для получения признаний по обвинениям нового мужа SH, одной из сестёр близнецов, его несколько раз избивали и оказывали психологическое давление.

В какой-то момент ему дали блокнот и ручку. Чёрными чернилами Ахмад написал прощальное письмо семье.
В конце августа Ахмада перевели в новое здание в городе. В его третьей тюрьме условия были лучше.
Прошло три недели, а ИГИЛ всё ещё не обнаружило никаких доказательств, что он шпион или журналист.

В голове он прокручивал ответы на вопросы, которые ему могли бы задать: Зачем он несколько раз пересёк турецко-сирийскую границу? Зачем он въехал в Халифат? Зачем он рискует своей жизнью ради двух незнакомых ему девочек? Почему он не хочет стать джихадистом?

В то же время он начинает замечать, что члены ИГИЛ начинают доверять ему. Его образование медика дало ему ценную подготовку, и его несколько раз просили рассказать о состоянии здоровья некоторых узников.
Но в то же время его заставляли «поступать с другими заключёнными» не самым приятным для него образом, например, пассивно стоять рядом во время пытки. Или обливать других заключённых холодной водой, чтобы показать свою «верность» охранникам.

Ахмад неохотно говорит об этом, отзываясь лишь: «Я не был рад этому, но это было нужно. И мне, наконец, удалось убедить охранников, что лучше кричать на заключённых, нежели бить их. Мне удалось убедить их относиться к заключённым лучше».

В начале сентября ему сказали, что шариатский суд собирается вынести решение по обвинениям против них обоих.
«Нас вызвали на допрос, и я несколько раз заявил им, что если ИГ найдёт подтверждения обвинениям, то я согласен быть обезглавленным. Но я знал, что был невиновен» — заявляет Рашиди.


Фото: Когда Ахмад Валид Рашиди был освобождён из своей третьей тюрьмы, ИГ предоставили ему документ, по которому ему обеспечивается свобода передвижения внутри самопровозглашённого халифата. Автор: MADS NISSEN

В конце концов, шариатский суд постановил, что никаких доказательств против Ахмада и матери близнецов найдено не было. Документ, подписанный судом в Алеппо, подтверждает, что Ахмад был освобождён из-под стражи и имеет право «свободно передвигаться по территории Исламского государства», потому что ему «не за что» отвечать.

Из-за обвинений против невиновных муж SH был задержан на некоторый срок, что подтверждают несколько источников Politiken.

Ахмад утверждает, что после освобождения он был доставлен к матери девочек, после чего ему удалось собрать их всех вместе. Подростки должны были быть выслушаны в качестве свидетелей, и по этому случаю они провели ночь с матерью. Члены семьи близнецов, в свою очередь, утверждают, что матери удалось встретиться с одной из дочерей, в то время как Ахмад не виделся ни с одной из сестёр.

Стало ясно, что близнецы не намерены возвращаться в Манчестер с матерью. Они захотели остаться в Сирии.
С помощью документа, подписанного Исламским государством, Ахмад получил разрешение на свободное перемещение вместе с матерью близнецов. Он утверждает, что дорога домой стала возможной не из-за стараний ИГ, а с помощью местных связей.

Семья же, наоборот, заявляет, что ИГИЛ полностью организовало возвращение матери и Ахмада.
Обе версии сходятся в том, что их обоих отвезли в Джераблус, где они сели на автобус, который доставил их до турецкой границы.

«Мы дождались наступления темноты, а затем подождали ещё полчаса, чтобы проверить, есть ли полиция на другой стороне. Затем мы пересекали границу группами по четыре человека. По ту сторону нас ожидали два белых фургона с выключенными фарами и двигателями. На них мы добрались до автовокзала в Газианиепе, Турция», — завершает рассказ Ахмад.

На следующий день посольство Дании в Анкаре оплатило их авиабилеты, и, когда 12-го сентября Ахмад приземлился в аэропорту Копенгагена, страх наконец-то начал отступать.

Ахмад Валид Рашиди вернулся в Данию.

Близнецы, как сообщается, по-прежнему проживают в Сирии на территории под контролем ИГИЛ. Недавно одна из девушек опубликовала в Twitter фотографию рыжего котёнка на груди человека в камуфляже. 16-летняя девочка, казалось, была расстроена тем, что котёнок убежал.
«Даст Бог, мы воссоединимся в раю», — написала она, поставив в конце плачущий смайлик и сердечко.

Оригинал: Mashable
Перевел: Леонид Мотовских
Редактировали: Артём Слободчиков и Евгений Урываев