ИГИЛ

ИГИЛ грозят проблемы с финансами

admin
Всего просмотров: 37

Среднее время на прочтение: 3 минуты, 1 секунда

За последний год Исламское Государство совершило множество деяний, потрясших мир своей жестокостью: стоит вспомнить попытку геноцида иракских езидов, бомбардировки шиитских районов Сирии и кровавые казни журналистов и волонтёров. На прошлой неделе боевики в Ливии обезглавили 21 египетского христианина. Но, несмотря на браваду, которой предостаточно в публичных заявлениях ИГ, эта организация, судя по всему, загнала себя в угол.

File photo of displaced people from the minority Yazidi sect, fleeing violence from forces loyal to the Islamic State in Sinjar town, walking towards the Syrian border

Экспансия Исламского Государства пока что базировалась только на вымогательстве и воровстве. Нефть, которую они продают, качают вышки, захваченные на востоке Сирии в июне 2014 года, деньги идут от грабежей, выкупов заложников и мародёрства. Благодаря этому, боевики могли быстро нанимать большое количество солдат и платить им высокую зарплату. Но прибыль от нефти упала (из-за американских бомбардировок и падения цен на нефть), а после убийства Кайлы Мюллер у Исламского Государства не осталось заложников, соответственно, и возможности получить выкуп.
Вполне возможно, что сейчас ИГИЛ стоит на распутье. Оно больше не может полагаться на свою обычную стратегию. Если Исламскому Государству дороги приобретённые территории, то ему придётся провести некоторые изменения в своей политике.

Любым группировкам для достижения своих целей нужны ресурсы — от оружия и денег до рекрутов и политической поддержки. Если кратко, то стратегии, которые они используют для получения этих ресурсов, можно разделить на три категории: воровство, бартер или дар. Некоторые боевики просто крадут то, что им нужно, набегают на фермы или похищают журналистов, за которых требуют выкуп. Другие полагаются на бартер, предлагая свои услуги в качестве наёмников в обмен на деньги и оружие. А третьи пытаются убедить государство и потенциальных спонсоров в том, чтобы те добровольно оказывали им необходимую поддержку. Большая часть группировок пользуются всеми тремя способами, хотя многие симпатизируют какому-то одному.

Так что же будет делать Исламское Государство?

Пока что оно, в основном, полагалось на первый подход — воровство. Однако пользоваться им становится все тяжелее; ресурсы, уже похищенные боевиками — нефть, наличные из местных банков, даже заложники — нельзя назвать легко восполнимыми. И как уже начало понимать руководство ИГИЛ, жестокость по отношению к населению не очень-то способствует появлению поддержки в обществе.
Шагом вперёд может стать переход Исламского Государства к стратегии бартера: они могут предоставлять военные силы какому-нибудь спонсору, которого не волнуют последствия. Такого рода отношения выстраивала Ливия Муаммара Каддафи в семидесятых и восьмидесятых годах, предоставляя финансирование всем подряд: от Ирландской Республиканской Армии до крайне левой милитаристской группировки «Фракция Красной Армии» в Германии. Однако сейчас таких отчаянных государств становится всё меньше и меньше. Исламское Государство настолько отчуждено от окружающих его потенциальных помощников, что даже страны, выступающие против режима Башара аль-Ассада в Сирии — вроде Иордана и Турции, — вряд ли будут рассматривать ИГИЛ как возможного партнёра.

С другой стороны, ИГИЛ может попытать счастья со стратегией даров, убеждая как своих граждан, так и субъектов за рубежом поддержать их «проект». Судя по всему, на данный момент именно этим оно и занято. Активная кампания в социальных сетях привлекла финансирования от симпатизирующих людей из Катара и Кувейта, однако, их процент от общих средств ИГИЛ крайне мал, а среди правительств региона вряд ли найдутся те, кто заинтересуется в поддержке Исламского Государства, по каким бы то ни было причинам. Иран и Сирия (которые в прошлом помогали группировкам боевиков) открыто враждебны ИГИЛ, а монархии Залива опасаются заявлений Исламского Государства о воссоздании халифата, которые ставят под сомнение легитимность их собственных режимов.

Для того чтобы сработала стратегия дара, Исламскому Государству надо сфокусироваться на внутренних источниках. Им придётся заслужить доверие людей на захваченных территориях через улучшение их жизни и смягчение своего авторитарного правления, при этом постоянно поддерживая контакт с региональными союзниками. Для этого ИГИЛ должны умерить свои амбиции по расширению территории, понизить градус риторики и поменять основы идеологии для того, чтобы не выглядеть угрожающе для стран вроде Саудовской Аравии. Другими словами, Исламскому Государству придётся стать образованием, в корне отличающимся от своего текущего состояния.

Пока неясно, собирается ли ИГИЛ меняться. Впрочем, милитаристские группировки прошлого спокойно переживали собственные изменения. И Хезболла, и Хамас проводили внутренние реформы в девяностых и двухтысячных годах, чтобы их поддерживали как местные жители, так и патронирующие государства. Правда, у них было довольно-таки рациональное руководство и прочные интернациональные связи, чего у Исламского Государства пока нет.

Отчасти это побочный эффект быстрой экспансии ИГИЛ; за относительно короткий временной промежуток, оно вобрало в себя бывших участников Аль-Каиды, простых бандитов и европейских подростков, при этом никто из них не заинтересован как в менее жёстком обращении с гражданскими лицами, так и в изменении их идеологии для того, чтобы достигнуть более долгоиграющих стратегических успехов.

Если у лидеров Исламского Государства не хватит воли или сил для того, чтобы провести эти важные изменения в политике, они, скорее всего, продолжат полагаться на вымогательство и насилие, однако, выгода, получаемая таким образом, будет только снижаться.

Оригинал: Reuters
Перевел: Артём Слободчиков для Newочём
Редактировал: Евгений Урываев