Экономика

Что ждет мировую экономику

admin
Всего просмотров: 192

Среднее время на прочтение: 6 минут, 59 секунд

Вот что нас ждет дальше, согласно противоречивым мнениям представителей центральных банков, ученых и политиков.

Мы живем в странное время. Спустя семь лет после того как финансовый кризис завел мировое производство в тупик, экономисты не могут договориться, почему восстановление все еще идет такими медленными темпами, не говоря уже о том, что делать в этой ситуации.

В октябре Международный валютный фонд (МВФ) снизил прогноз роста мирового валового внутреннего продукта (ВВП), и его полугодовой доклад о перспективах экономики начинается с утверждения: «Возвращение к полноценному и синхронизированному росту мировой экономики по-прежнему труднодостижимо». По оценкам МВФ, рост мирового ВВП в 2015 году составит 3,1%, что является худшим показателем со времен мирового экономического кризиса 2009 года, и ситуация движется не в лучшую сторону. Год назад экономисты фонда предсказывали 3,8% роста в 2015 году. Теперь они прогнозируют показатели в районе 3,6% в 2016 году. Эта цифра снизилась по сравнению с июльским прогнозом в 3,8%. Экономисты, опрошенные Bloomberg, ожидают, что в следующем году мировая экономика вырастет только на 3,4%. В действительности это кажется труднодостижимым.


Таким образом, с наступлением 2016 года инвесторы столкнутся с миром, в котором тектонические плиты экономики будут находиться в движении. В настоящее время управляющие центральных банков США и Европы находятся по разные стороны баррикад. Федеральная резервная система США (ФРС) намерена постепенно отказаться от денежной поддержки экономики, в то время как Европейский центральный банк (ЕЦБ) проводит диаметрально противоположную политику. Япония и Китай также смягчают денежно-кредитную политику (т.е. собираются понизить ставки рефинансирования —прим. Newoчём). Весьма предсказуемое решение ФРС повысить процентную ставку является признаком роста экономики, но этому мало кто рад. Какие бы меры не предпринимали политические воротилы, пытаясь извлечь выгоду из паники вокруг мировой экономики, их доходность, похоже, будет лишь убывать.

Споры о мировой политике довольно запутанны, но чтобы упростить дискуссию, скажем, что существуют две основных позиции. Первая точка зрения является более консервативной и сводится к тому, что мир просто страдает от посткризисного похмелья, осложненного циклическими изменениями товарно-сырьевых рынков. Чуть больше денежных вливаний, немного времени, чтобы справиться с дефляцией — и все будет в порядке.

В основе второго, более пессимистичного сценария, лежит утверждение, что мы столкнулись с принципиально другим состоянием мировой экономики, при котором инфляция и безработица больше не ведут себя как прежде, где старение населения приводит к бессрочному снижению производства, а центральные банки развитых стран, потратив более $7 триллионов на политику количественного смягчения (денежно-кредитная политика, используемая центральными банками для стимулирования национальных экономик, при которой центральный банк покупает или берет в обеспечение финансовые активы для введения определенного количества денег в экономику — прим. Newoчём), не смогли избавиться от дефляционных страхов.

«Трудно обнаружить где-либо инфляционное давление, что не характерно для выхода из кризиса, который имеет место последние семь лет. Это говорит о том, что в этот раз что-то сложилось по-другому», — утверждает Боб Мишель, нью-йоркский директор по инвестициям JP Morgan Asset Management

Для тех, кто помнит времена, когда доклады экономистов об отсутствии признаков инфляции считались хорошей новостью, следует краткое пояснение касательно последних дефляционных опасений. Рост индекса потребительских цен в еврозоне был отрицательным или близким к нулю в течение прошлого года, и снижение уровня инфляции наблюдалось в регионе на протяжении последних четырех лет. Глава ФРС США Джанет Йеллен утверждает, что инфляция близка к тому, чтобы достичь целевой отметки в 2%, но не все с ней согласны. МВФ прогнозирует инфляцию в 2016 году на уровне 1% или менее в еврозоне, Японии и США. Все это является доказательством того, что денежно-кредитные политики центральных банков работают не так, как планировалось.

«Многие до сих пор слепо верят, что центральные банки должны быть полностью независимыми» — Джанет Генри

Цены на сырье, являющиеся причиной недавнего снижения темпов общей инфляции, не смогут оказать большую помощь в наступающем году. Согласно опросу аналитиков, проведенному Bloomberg, в 2016 году цены на нефть установятся на уровне около $55 за баррель, то есть в пределах нескольких долларов от средней цены в 2015 году. Экономика Китая, которая несколько лет назад, будучи на пике, стала причиной взлета цен на металлы и энергоносители до исторических максимумов, сейчас находится в напряженном состоянии, так как правительство пытается перейти от роста за счет экспорта к более устойчивому росту, основанному на потреблении и услугах. Экономический рост Китая в третьем квартале составил 6,9% — самый низкий показатель с начала мирового экономического кризиса — а годовой темп роста, по всей видимости, будет самым низким за последние два десятилетия.

Приверженцы денежно-кредитной политики и ученые-экономисты, привыкшие жить в мире, где центральные банки знают, как справиться со слишком высокой инфляцией, обладая достаточной независимостью, чтобы это сделать, столкнулись сегодня с реальностью, в которой рост цен отсутствует.

«Скорее всего, в этом году мы вновь дойдем до минимума в $1,05 (за евро), и кто знает, быть может курс упадет еще ниже и опустится ниже уровня в $1,00» — Давид Фолькертс-Ландау

«Представители профессии находятся в некотором „замешательстве“. Тем не менее, инвесторы должны будут попытаться преодолеть раскол в трансатлантической денежно-кредитной политике», — рассказывает Давид Фолькертс-Ландау, главный экономист Deutsche Bank. «Ключевым моментом, по его мнению, является высокая вероятность того, что евро продолжит обесцениваться по отношению к доллару. «Скорее всего, в этом году мы вновь дойдем до минимума в $1,05 (за евро), и кто знает, быть может курс упадет еще ниже и опустится ниже уровня в $1,00». По состоянию на 10 ноября евро стоил около $1,07, и эта цифра не опускалась ниже $1,00 с 2002 года.

Аналитики, опрошенные Bloomberg, ожидают, что разница в доходности облигаций валютного государственного внутреннего займа в США и Европе увеличится в 2016 году — неизбежное следствие лучших экономических показателей, и, таким образом, более высоких процентных ставок на территории Соединенных Штатов. Процентная ставка по двухлетним казначейским облигациям США, согласно прогнозу, может составить 1,68% к концу года, тогда как аналогичные немецкие облигации имеют ставку (-0,12)%.

Около $3,5 трлн из примерно $25 трлн государственных долговых обязательств, представленных в Bloomberg Global Developed Sovereign Bond Index, в настоящее время имеют отрицательную доходность, что отдельно указывает на неоднозначность ситуации, с которой сталкиваются специалисты рынка. В Европе за последние 500 лет не было периода настолько низкой дходности — и да, Deutsche Bank настолько углубился в исследование динамики изменения государственного долга.

Со базисными (исходными) ставками центральных банков, равными или близкими к нулю, и еще более низкими рыночными процентными ставками, 2016 может стать годом, когда тот факт, что стандартный арсенал инструментов денежно-кредитной политики исчерпан, станет совсем очевидным. В январе у ЕЦБ до сих пор останется по крайней мере 500 миллиардов евро, которые можно будет направить на программу количественного смягчения, но скептицизм по поводу эффективности этой меры растет.

«Не стоит думать, что только потому, что это хорошо работало в Соединенных Штатах, то же будет и здесь» — Мартин Фельдштейн
Фото: Дэвид Пол Моррис/Bloomberg

«Не стоит думать, что только потому, что это [программа количественного смягчения] сработало в Соединенных Штатах, это сработает и здесь [в Европе]. Я не вижу механизмов воздействия, которые бы на самом деле привели к увеличению инфляции или повышению курса акций», — заявил в октябре экономист Гарвардского университета Мартин Фельдштейн перед аудиторией, полной ученых и студентов университета Гете во Франкфурте.

Если исходить из того, что отчаянные времена требуют отчаянных мер, все более странные идеи, обсуждаемые в политических кругах, можно считать сигналом наступления действительно странных времен в экономике.

Энди Холдейн, ведущий экономист Банка Англии, возглавил ряды людей, придерживающихся мнения, что изменившаяся мировая экономика требует обсуждений и новых исследований в области политических мер — даже тех, которые кажутся нелепыми.

«Если реальные процентные ставки по всему миру постоянно снижаются, то центральные банки должны думать творчески, — заявил Холдейн в своем историческом выступлении в сентябре. — Это самые серьезные проблемы, с которыми сталкивались центральные банки с момента возникновения»

К чему стоит присмотреться? Как утверждает Холдейн, можно представить себе, что центральные банки увеличат целевой показатель инфляции. Такое решение даст возможность дольше поддерживать восстановление экономики за счет кредитно-денежной политики и позволит базисной процентной ставке сильнее колебаться выше нуля. «Моделирование ситуации показало, что установление целевого показателя инфляции равным 4% дает достаточно свободы, чтобы методами кредитно-денежной политики можно было смягчить последствия любых кризисов, кроме самых серьезных», — заявил он. По его словам, необходимо взвесить издержки участников рынка с точки зрения достоверности теории и общественной поддержки.


По мнению Холдейна, идея замены бумажных денег электронными также представляется возможной и достойной обсуждения. Вследствие этого станет легче взимать отрицательную процентную ставку. Как ни странно, это может стать решением проблемы: в конце концов, при отрицательной процентной ставке банки, на самом деле, забирают часть хранящихся у них денег, вынуждая вкладчиков снимать свои сбережения и хранить их в наличной форме, ведь именно поэтому денежно-кредитная политика перестает работать, когда ставки опускаются до нуля.

«Банк Англии рассматривает эту возможность», — признался Холдейн.

Холдейн не настаивает на немедленном использовании таких мер — пока что. Он утверждает, что этот вопрос должен быть изучен и подготовлен. Такие меры следует держать в арсенале кредитно-денежной политики, если нынешние программы количественного смягчения (как у ЕЦБ) не найдут поддержки в 2016 году. Если пошатнется экономика США, где ФРС может начать урезать бюджет интенсивнее ближе к концу цикла роста, чем в его начале, вполне возможно, что придется всерьез задуматься об увеличении целевого показателя инфляции.

«Я действительно думаю, что денежно-кредитная и фискальная политики работают довольно хорошо; просто шок, который мы пережили, был слишком большим» — Марк Занди
Фото: Крис Гудни/Bloomberg

«Идеи о переосмыслении полномочий центральных банков или запрете наличных денег начинают казаться разумными, если сценарии замедления роста и низкой инфляции будут становиться постоянными», — заявляет Марк Занди, главный нью-йоркский экономист Moody’s Analytics

Но он утверждает, что объяснение текущих проблем может быть проще, чем кажется Холдену и другим экономистам — подходящим средством может быть удержание нынешнего курса.

«Я действительно думаю, что денежно-кредитная и фискальная политики работают довольно хорошо; просто шок, который мы пережили, был слишком большим»

Хотя они и не решатся поддержать идеи Холдейна, число экономистов, которые хотят, чтобы правящие круги уделяли больше внимания взаимодействию денежно-кредитной и фискальной политик, растет. В Европе денежно-кредитная поддержка экономики проводилась в основном на фоне жесткой бюджетной экономии, и даже в США фискальные меры стимулирования были быстро свернуты после окончания рецессии. Джанет Генри, финансовый директор банка HSBC, считает, что эта тема должна быть на повестке дня. Но она настроена скептически относительно того, что Европа будет делать все для создания более тесной связи между политиками и центральными банками.

«Многие до сих пор слепо верят, что центральные банки должны быть полностью независимыми», — утверждает она

 

«Вы можете или пойти по более осмысленному пути обсуждения координации денежно-кредитной и фискальной политик, или гадать на чайной гуще» — Эрик Нильсен

Эрик Нильсен, ведущий экономист итальянского UniCredit, также хочет обсудить, как лучше координировать денежно-кредитную и фискальную поддержку экономики. «Я был бы рад, если бы в политических кругах начали серьезно обсуждать сочетание политических мер», — признается он. По его мнению, это способ избежать более странных идей. «Вы можете или пойти по более осмысленному пути обсуждения координации денежно-кредитной и фискальной политик, или гадать на чайной гуще».

Автор: Джефф Блэк.
Оригинал: Bloomberg.

Перевел: Аман Акмергенов.
Редактировали: Варвара Болховитинова, Дмитрий Грушин, Полина Пилюгина.